понедельник, 24 марта 2008 г.

Л.Некрасова: "Яковлев дал пассионарный толчок"

-Новое поколение рода  -  как вы можете его охарактеризовать?


 


-Оно  очень  талантливое,  яркое,  деятельное.


Миша  Ефремов - замечательный совершенно  артист. 


Любочка, Любовь Михайловна Ордынская -  очень хороший художник.


Василий Михайлович Толмачев - крупный филолог.


Мои  девицы - совсем уже молодое поколение. Они пробуют что-то новое.


Если склад ума - не научный, тогда надо что-то выдумывать, не всем же быть учеными…


Единственно жаль, что фамилия Яковлевых ушла, хотя память о принадлежности  к  ней  остается.


Меня папа приучил: в роду  есть столпы, которых  необходимо  придерживаться. Есть нечто большое, великое, чему надо следовать, не снижая планку. Не в смысле жизненных успехов, а  в плане  поведенческих моральных критериев.


Я одобряю то, что делает  моя  средняя девочка, создавая  фонд для детей- инвалидов, потому что их становится больше, и их необходимо адаптировать: им требуется  специальное обучение, нужны   отечественные  методики. Да, есть, вроде бы,  неплохие  австралийские, американские, но  обучение детей с отклонениями в развитии базируется, в первую очередь, на  родном языке.  Английский и немецкий языки - более легкие для восприятия ребенком, чем русский.  Почему у нас, как говорит юморист Михаил Задорнов, смекалка хорошая:  сложный язык развивает мышление!  Соответственно, и методики должны быть другими,  отечественными.


Дочь разработкой таких методик  и занимается.  Если это у нее получится, то  будет замечательно.


 


-Сохранился ли в Москве дом, где жили супруги Яковлевы?


 


-Для ответа на вопрос надо посетить теперешнюю территорию дач на Соломенной сторожке,  Ивановскую улицу,  посмотреть, что там сейчас.


Я в тех краях была лет двадцать назад, и что там уцелело при теперешнем интенсивном  строительстве в Москве,  точно сказать не могу.


В целом я Москву знаю хорошо, это одна из моих специализаций - москвовед.


Если дом сохранился,  что проблематично, то имеющиеся в архивах  фотографии с запечатленными на них архитектурными деталями здания  могут  подтвердить  идентичность.


Этих деталей  вполне достаточно чтобы узнать дом.  Ведь дачи строились в начале двадцатого века, все  имели свое лицо.


По описаниям Мерцаловой, можно восстановить облик данного места.


 


-После отъезда из Симбирска Яковлев проживал только в Москве?


 


-Я слышала также, что Яковлев какое-то время жил в Питере у среднего сына, Николая.


 


-Что известно  о  сыновьях  просветителя?


 


-Алексей – историк, жил в Москве, работал в МГУ, ему принадлежат интересные исторические труды.   Алексей Иванович был женат на дворянке Померанцевой.


Алексей -  крайне интересен как личность. Дружил с известным адвокатом Плевако, с детства  был в достаточно приятельских отношениях с Владимиром Ульяновым-Лениным:  по  возрасту они близки. 


Семьи Яковлевых и Ульяновых  дружили, потому что Симбирск  был не очень большим городом, а главы семейств  оказались  сослуживцами,  увлеченными одним делом. 


У них имелась общая черта, которая не могла не сблизить:  оба - и Иван Яковлевич,  и  Илья  Николаевич -  были «инородцами». Там, в Поволжье,  очень мощный «этнический  котел».


…Их связывало то, что в  высшем  симбирском  обществе  оба  были  слегка чужаками.


Судя по потомкам дворян,  которых я встречала, у них  даже сейчас  у  всех есть такой небольшой,  слегка  уловимый  момент  возвышенности  над  другими.


…Некоторая отчужденность  должна была их сблизить.


Известно: в момент смерти Ильи Николаевича Ульянова  его дети  Анна,  Дмитрий и Маняша находились в семье Яковлевых.


Когда  большевики начали давить на Яковлева, Ленин  выступил в  его поддержку. Это известно.  Знаменитое письмо в его защиту было  написано после того, как к Ленину  прибежал  Алексей: «Папу обижают».


Второй сын  Яковлева, Николай,  после Великой Отечественной  войны, уже в пожилом возрасте, оказался во Франции, там он и умер.


Николай в молодости был пианистом, но травмировал руку и  играть не мог, стал заниматься инструментом как механик. Работал в Питере на фортепианном заводе  Шредера в качестве  инженера-механика,  потом создал свою фабрику фортепьяно, еще  до  1917  года.


В письмах из лагеря его сестра  Лидия Ивановна очень беспокоилась, спрашивала:  «Как там  Коля,  что с ним происходит?» Боялась, что на него могут пойти репрессии как на хозяина фабрики, буржуя.


…После Отечественной войны он эмигрировал.  Детей у него  не было.


Во Франции Николай жил у племянницы Натальи, дочери Алексея Ивановича, у которой  остались дети, внуки, правнуки, линия -  достаточно мощная. Французские потомки Яковлева  периодически общаются с Чувашским государственным университетом. Все они  добились во Франции успеха.  Например, среди них есть женщина - профессор Сорбонны.


Но сведений о них - не так много. Сказался «железный занавес»:  шестьдесят лет  сведений  не  имели.


В начале восьмидесятых годов Наталья - она была уже пожилая – написала письмо в Россию.


Тетя Катя - специалист по английскому искусству, она даже  читала лекции в Оксфорде -  очень радовалась, что «Наташа появилась на горизонте».


В девяностые годы  в Россию приезжала то ли внучка, то ли дочка Натальи.


В Чебоксарах при университете есть музей И.Я.Яковлева, в нем  очаровательные специалисты работают.  У них  имеются координаты  французских Яковлевых.


 


-А что известно о московских детях  Алексея Ивановича?


 


-Иван и Ольга были профессорами. Иван Алексеевич - математиком и физиком, доктором наук.  Ольга Алексеевна - тоже  связана с точными науками.


Они жили  в Москве в районе Комсомольского проспекта.


…Про такого масштаба  семьи  можно рассказывать много.


Очень интересное сплетение родовых линий.


Например,  у  зятя Ивана Яковлевича был двоюродный брат Сергей Владимирский, который в Москве работал до революции главным инженером Алексеевской водокачки,   снабжавшей водой Крестовские башни. На этой же водокачке и в то же время начинал работать отец моей матери!  


Вот такое случайное совпадение.


Если просмотреть генеалогические линии русского дворянства, то их пересечения  получаются очень интересные. Радищев  приходится  троюродным племянником Фонвизина, а его внучатым племянником является  Грибоедов.


Вот такая  каша!


Если начать разбирать русских писателей, то получится, что через пять человек  они все - родственники.


 


-Как вы,  историк, оцениваете  значение  личности  Яковлева?


 


-У меня  впечатление,  что он сыграл роль даже большую, чем просто роль просветителя.


Ведь что получилось.


Все знают о Гумилевской теории пассионарности.


Получилось, что Яковлев дал - я смотрю достаточно внимательно на то, что происходит в Чувашии – своему  народу пассионарный толчок.


Вот что он сделал.


Он народу, который на момент его появления находился в состоянии гомеостаза, дал толчок  и  определил   направление  развития.


Теория Гумилева – если внимательно посмотреть на  происходящее  в мире – она очень верна. Сейчас мы имеем результаты пассионарных толчков, произошедших в районе Средиземного моря –  Израиле, Палестине, Албании -  и в районе средней Волги.


Волжский пассионарный толчок совершил  именно Яковлев.


…Что такое состояние гомеостаза?


Когда народ проходит свой этнический цикл и  при этом не уничтожается, не аннигилирует каким-либо образом, не поглощается полностью другим народом,  то он впадает в состояние гомеостаза, из которого когда–то  вышел и начал подниматься. В состояние максимальной близости с природой. Он живет в природном ареале, пользуясь примитивными орудиями труда, строя примитивные жилища. Так живут любые хищные звери, где есть вожак и стая:  строят гнезда или роют себе норы.


Гомеостаз – начало общественного строя.  Не первобытное состояние, но и не состояние гомо сапиенс. А ситуация, когда люди  живут в природном ареале,  никак  его не нарушая, не выжигая гектары под посевы,  обрабатывая то,  что дает природа,  не аннигилируя.


В такое состояние впадает этнос, который вырос, прошел свою историю и сошел  с  исторической  сцены.


Для того, чтобы пойти по новому витку,  этносу – по теории Льва Гумилева - нужен определенный толчок, накопление внутренней энергии, пассионарности,  которые бы позволили начать новое движение на расширение ареала обитания, на улучшение своих способностей, развитие культуры,   повышение  своей  значимости  и так далее.


Именно такой пассионарный  толчок и был дан Яковлевым.


Благодаря ему, народ осознал себя  как этнос,  начал  развивать себя и двигать.


Как дальше пойдет развитие чувашского народа - трудно предположить, всякое может быть. Может так дальше двинуть, что мало не покажется.


По-всякому бывает.


…Но Яковлев  дал этот толчок очень необычным способом.


Обычно пассионарный толчок дается личностями, которые начинают завоевывать другие земли. А тут  был интеллектуальный толчок, что-то новенькое.


Очень интересно!


На фоне исторического развития аналогов я не вижу. Я немножко занималась этим вопросом, теорией пассионарности. Аналогов нет в истории.


 


-Насколько идеи  Яковлева и Ульянова  повлияли на Ленина?


 


-Думаю, что идеи очень глубоко религиозных Ивана Яковлевича и Ильи Николаевича  никоим образом не могли повлиять на атеиста Ленина.


…Сам по себе пассионарный толчок не завязан на религию. Проблема в том, что его пытаются завязать на нее: каждый пассионарий должен нести  какой - то флаг. Но дело в том, что система, которую внес Ленин с революцией, не является пассионарным толчком. Она является  изначально утопической системой, приводящей к аннигиляции этноса. Так, в частности, аннигилировались айраты, на том же идеологическом  замесе был осуществлен переворот амиядов в древней  Персии. Идеи  там  - те же самые, коммунистические.


 


-Разве  социализм  не  поддержал  российские  нации?


 


-В каждой бочке меда есть ложка дегтя.


Идея социализма - великолепна. Но идея – это философское построение. А воплощают ее люди. Которые имеют слабости.


Сама идея – хороша,  но в практике ее реализации  не учитываются некоторые очень важные параметры.


Все дело – в пропорциях, системе сдержек и противовесов.


Вот шведский социализм: по теории, вроде бы - «не то», а на поверку получается – то!


И волки сыты, и овцы целы.


Да, в истории есть  и черное, и белое. И замазывать историю – не следует.


То, что в истории было, сделать не бывшим нельзя, можно просто проанализировать. Сказать, что все было плохо – тоже  неправильно.


В 1917 году огульно зачеркнули то, что было, и получилась гадость, потому что есть поговорка: если выстрелить в прошлое из пистолета, оно выстрелит  из пушки.


А в 1917 году в прошлое начали стрелять из пушек.


Любая смена строя невозможна без перемены психологии, перестройки сознания.


А это возможно, только если есть поступательное движение - от предков к потомкам.


Только в этом случае есть прием чего-то нового, развитие.


А если преемственности нет, то на пустом месте строить трудно, получается фальшь.


По-моему, я права.


 


-Вы сказали,  сейчас назревает новый пассионарный толчок в Поволжье…


 


-Он не назревает, он уже идет.


 


-С учетом того, что любой процесс может происходить по-разному, как сделать так, чтобы минимизировать негатив и повысить уровень цивилизованности,  общественной   полезности   процесса?


 


-Для того, чтобы  было как можно меньше зла, нужно, чтобы народ был образован.


Если люди обладают знаниями, они могут мыслить, двигаться в позитивном направлении, с ними можно договориться.


Если люди не обладают знаниями, но обладают только желаниями, то договориться с ними невозможно.


Можно пойти  на  поводу у эмоций, а можно – на поводу у мыслей.


Яковлев  начал с самого главного: с просвещения, образования.


Он выбрал  верное направление.

суббота, 15 марта 2008 г.

Любовь Ордынская: "Я отвественна за судьбу детей"

 


Ордынская Любовь Михайловна, дизайнер-типограф, Москва


 


-Расскажите о себе.


 


-Родилась 21 декабря 1966 года в Москве. Окончила Московский полиграфический институт, сейчас это - Академия печати.


У меня - три дочери. Старшая, Мария, родилась в 1990 году, в прошлом году поступила в  МГУ на филологический факультет. Средняя, Екатерина, 1994 года рождения, учится в Традиционной гимназии, занимается живописью в художественной школе имени В.Серова, во втором классе. Младшая, Елизавета, 2001 года рождения,  учится  в первом  классе Традиционной гимназии.


 


-Где трудитесь?  Какие  проекты реализуете?


 


-Я с мужем, Никитой Георгиевичем Ордынским, работаю  в  издательстве «Русское слово», одном из крупнейших образовательных издательств России. Во многих  южных и восточных регионах  страны школьники  учатся по учебникам  «Русского слова». Причем, сначала оно выпускало  только учебники по гуманитарным предметам -  литературе, истории. Но сейчас  выпускает  учебники и по естественным наукам. 


Издаваемые книги - очень интересные, многие - новаторские, при этом все имеют государственную лицензию и высокое качество.


Я – художник-типограф,  по старому говоря - оформитель.


Муж - 1961 года рождения, тоже закончил этот же институт.


 


-Что   считаете  своим профессиональным успехом?


 


-Выпуск серии  плакатов по русскому языку  и  истории России.


Успешные проекты  мужа: серия книг «Итоги XX века» в издательстве «Полифакт»;   выставки и плакаты «Долгое эхо»,  «История русской церкви» в двенадцати томах, известная очень работа.


 


-Как  воспринимаете  личность вашего великого предка – просветителя Яковлева?


 


-Внутренне  часто к нему обращаюсь. Его энтузиазм,  сила,   неравнодушие к жизни,  людям,   работоспособность,  интерес ко всему – для меня  личный жизненный  ориентир  и  идеал.


Для Чувашии фигура  Ивана Яковлева имеет ключевое значение.


Его просветительская миссия по-прежнему актуальна. Потому что необходимо возрождать профессиональное образование -  не только в Чувашии, но и в России в целом.


Каждый человек должен нести свет просвещения, доступный окружающим.


 


-Просветительство - редкое слово. Как  вы его истолковываете?


 


-Просветитель – исповедник, свидетель истины, стремящийся быть максимально полезным свому народу не только в  достижении высоких целей, но даже в мелочах. Потому что все начинается  с  мелочей.


 


-Поддерживаете отношения с земляками Яковлева?


 


-Состою в переписке с  директором музея в Кошках - Новотимбаево А.А.Пыркиным, который обратился  к нам c просьбой:  помочь создать для музея галерею потомков  Ивана Яковлевича Яковлева.

Поскольку по роду деятельности мне часто приходится иметь дело с изобразительными материалами, для меня не составило большого труда подобрать их, должным образом обработать.


Мы нашли домашние архивы, перевели в электронные файлы, и я послала  в  музей  фотоальбом  современных потомков, которые   в пределах моей  досягаемости.


Приезжал к нам  поэт из Чувашии  Валентин Андреевич Смирнов, очень живой и талантливый человек, член правления Центрального совета общероссийского общественного движения "Россия Православная". 


Он написал книгу про просветителя чувашского народа, инициировал обращение к соответствующим инстанциям - причислить Ивана Яковлева к лику святых  как  просветителя.


Человек, создавший чувашскую письменность и осуществивший перевод священных книг с русского на чувашский язык,  вполне достоин быть причисленным  к  лику святых.


 


-Что, на ваш взгляд, можно добавить в программу празднования юбилея Ивана Яковлева?


 


-Как художник-типограф, думаю, есть смысл осуществить  связанные  с  его именем  издательские  проекты  в  Москве.


 


-Какие?


 


-Я сотрудничаю с журналом «Нескучный сад». Он - о делах милосердия,  православной жизни. В редакции журнала -  очень дельные люди. Каждый номер – интересный,   прочитываю его от корки до корки. Абсолютно разнообразные материалы. Написали и о чувашах: журналисты съездили в Татарстан  и  опубликовали  статью  об  Ильминском. 


Я  предложила  им  написать и о Яковлеве, принесла  материал  о нем  от московской патриархии.  Хотя  журнал - не богословский,  он - о современной жизни,  интересен интеллектуальной молодежи, которая ходит в храм. Про все что угодно там пишут, и  на высоком интеллектуальном уровне.


Тема - упор на пассионарность личности, ее энергию, стремление служить людям - показалась журналистам актуальной. Ведь молодые читатели  сейчас  в  основном думают только об успехе. Но успех приходит только к человеку, который начинает путь к нему с маленьких шагов. Успех складывается из  кирпичиков  каждодневного многолетнего труда.


Многие приятели, преподающие в вузах, мои учителя, говорят: «Современная молодежь хочет  достичь  успеха сразу,  и  не хочет знать, как делается профессия».


…Эйзенштейн, когда  пришел поступать в учебное заведение, он думал о том, что у него сейчас спросят – про монтажку или операторскую работу, и о том,  как на вопросы ответить. А нынешние приходят и думают не об азах, а как сразу стать Эйзенштейнами.


Конечно, надо бы перевернуть массовое сознание,  но я в этом отношении - пессимист.


Хотя, с другой стороны, наверное, из тех же кирпичиков через поколение это все и сложится.


Я думаю, упор должен делаться  на великие примеры.  Яковлев, как и Ломоносов, пришедший из деревни в большом возрасте,  не думал, что у него будут школы: он и сам трудился, и других людей  учил трудиться.


 


-Общаетесь с родственниками?


 


-В основном, с семьей Владимира Всеволодовича Павлова.


Его дочка и моя дочка тоже общаются, они  между собой - тетя и племянница, хотя  почти  одного возраста: его дочь учится в аспирантуре, а моя дочь – первокурсница.


К Алле Борисовне Покровской ходили в театр, к  Борису Александровичу Покровскому в  театр - тоже  ходили.


 


-В вашей родословной – много национальностей. С каким этносом  вы себя идентифицируете?


 


-Очень не люблю это слово, но оно здесь к месту: я - россиянка.


В нашей стране мне привычно считать себя русской, потому что русский человек в России ответственен за все.


 


-В вашем  роду  ведется   свое  генеалогическое древо?


 


-Да, ведется. В нем - двадцать одно поколение.  «Рюриковичи мы».


 


-Аристократические корни - они как-то практически сказываются на вашей  работе, отношениях с людьми, самооценке,  уровне амбиций?


 


-Нет, практически никак не сказываются. Я - такая же, как и все.


 


-Ваш муж – тоже  из дворянской семьи?


 


-У него есть дворянские корни. Но это выяснилось не до знакомства, а после.


На все воля Божья. Кровь к крови тянется.


И никаких отношений с дворянскими клубами в Москве не поддерживаем, хотя наш родственник Сапожников - предводитель Московского дворянского собрания. 


Разговоры о родословной – пустые. Вы зря перевели интервью на эту линию.


 


-Интересно же определить, что на сегодняшний день в России означает слово «аристократизм»…


 


-Мое личное мнение: означает ответственность за народ, страну. 


Вот мой любимый эпизод про настоящего аристократа.

В геологоразведочном лагере ждут приезда известного ученого с княжеской фамилией, обсуждают,  "как князь в наш загаженный нужник-то будет ходить.."

Князь приехал, а на следующее утро до общего подъема сам спокойно и аккуратно вычистил нужник.

Это и был поступок истинного аристократа, твёрдо знающего, что убирать грязь - не стыдно, стыдно жить в грязи.

Для меня  важны  работоспособность и стремление приносить пользу людям.


Аристократизм просто предполагает ответственность за историю: ее надо знать и чувствовать. Должны быть знания.


Хотя  сама я,  наверное, не соответствую этим  требованиям.


Каждый ответственен за что-то. Я, в первую очередь, себя считаю мамой,  ответственной за судьбу детей.  Никаких других амбиций у меня  нет,  только по воспитанию детей.



 


-Часто путешествуете?


 


-Семья, дети, потому далеко не ездим. В 2001 году были на Соловках, где все очень интересно. Неделю там мы прожили, на всех островах побывали.
А обычно на все лето едем в Подмосковье.
…Хочу съездить в Кошки-Новотимбаево, на родину Ивана Яковлевича.


 


-Вы состояли в комсомоле, партии?


 


-В комсомоле - да, в партии - нет. В семье Павловых принципиально не было коммунистов.  В семье  мужа – тоже.

вторник, 11 марта 2008 г.

Петр Иванов, военный доктор

Иванов Петр Петрович, военный врач, Москва


 


-Где и когда вы родились?


 


-Родился 13 мая 1957 года  в  селе Моргауши,  в Чувашии.


 


-Расскажите о своих родителях.


 


-Отец - чуваш, мама – русская, она - из Горьковской области.


Отец – участник войны, работал учителем  начальной военной подготовки, рисования, труда. После десятого класса он закончил в 1941 году  Сумское артиллерийское военное училище  и в 1942 году начал воевать. В 1943 году в районе Сталинграда получил тяжелое  ранение в бедро, пять лет пролежал в эвакогоспиталях. Врачи хотели ампутировать ногу, но отец не дал. Вернулся инвалидом в родные Моргауши, очно закончил педагогический институт,   вел в школе начальную военную подготовку, как бывший офицер. Некоторое время работал в военкомате, структуре МГБ, но после женитьбы - так как  женился на дочери кулака - его уволили из рядов.  

Мой дед по материнской линии  был расстрелян  под Магнитогорском где-то в 1937-1938 году. Точная дата – неизвестна.

Мама тоже была в ссылке  под Магниторском  и Свердловском - со всей семьей.


В Чувашии мама работала  в пекарне и воспитывала детей.

В семье моих родителей - девять детей: пять сестер, четыре брата.

Вот такие дела.


 


-Кто ваши братья и сестры?


 


-Все девять получили высшее образование.



Старший брат закончил Казанский авиационный институт, распределился в Омск, затем  его призвали в армию, закончил он  службу кадровым офицером, главным военпредом завода имени Баранова, уволился из Вооруженных Сил  в чине полковника.  Проживает в Омске. В его семье - двое детей, один сын – сотрудник МВД, начальник управления Тюменской области. Второй сын – врач,  защитил кандидатскую диссертацию, проживает в Новосибирске.


Моя старшая  сестра закончила Казанский химико-технологический институт, проживает в Дзержинске, сейчас - на пенсии. Всю жизнь проработала на заводе жирных спиртов. У нее - двое детей, оба - с высшим образованием.


Сестра Альбина закончила университет, факультет электрофикации промышленности, она - инженер - кабельщик,  проживает в Чебоксарах.


Сестра Мальвина окончила медицинский факультет университета, работает врачом в  военном университете – заведует отделением лоркабинета поликлиники.


За ними по возрасту иду я.


Потом был брат, он  закончил  университет, но трагически погиб: строил дом и его задавило плитами.


Сестра Христина закончила Московский кооперативный институт, проживает в Красноармейском, работает  бухгалтером-экономистом на газораспределительной  станции. Имеет четверых сыновей. Все они учатся в Москве:  МВТУ, других вузах.


Есть еще один брат, он закончил сельскохозяйственный институт, проживает в Моргаушах, работает в объединении Мосстроя.


Сестра Валентина закончила электротехнический факультет университета, проживает в Новочебоксарске, она - замужем, двое детей.


Я  закончил Куйбышевский военно-медицинский факультет филиала Военно-медицинской академии в  1980  году.


 


-Кто ваша жена?


 


-Она  по профессии – педагог, преподает русский язык и литературу;  мы с нею  поженились  в Оренбургской области.


В военных городках для нее часто не было возможности преподавать  школьный предмет. Она вела курсы макраме для жен офицеров,  работала телефонисткой, трудилась в делопроизводстве.


 

-Как складывалась ваша карьера?

 


-Сначала я  служил врачом в гарнизоне города Тоцкого, на полигоне которого в 1954  году испытывали атомную бомбу.


Город с екатерининских времен был российским форпостом на Урале. Сейчас  это - Оренбургская область.


Затем я служил в Забайкалье - начмедом укрепрайона в городе Борзе.


Потом почти пять лет служил в Монголии, пустыне Гоби - начальником инфекционного отделения гарнизона,  вернулся  в  Тоцкое начальником поликлинического отделения.


Затем был назначен начальником 109-й поликлиники Министерства обороны, в этой должности  служил  в течение пяти лет.


Три с половиной года служил  начальником санатория в Гудаутском районе,  в зоне грузино-абхазского конфликта;  трудился начмедом воздушно-десантной бригады, курировал всю медицину в гарнизоне  Гудаута.


Потом переехал в Москву: пять лет  служил начмедом военного университета, два года - начальником лечебного отдела медуправления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.


Ныне тружусь в Росздравнадзоре - Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития.


 


-Как, на ваш взгляд,  в связи с событиями в Косово, создавшими прецедент одностороннего признания независимости региона, будут развиваться события в Абхазии?


 


-Внутриполитическая обстановка там - очень сложная. Много непонятного, скажем так, для обывателей. Но нужно там пожить, чтобы  понять менталитет и что там реально творится.


 


-Почему два близких народа начали конфликтовать?


                                               


-Грузия и Абхазия –  разные народы. При Сталине  Берия искусственно заселял в Абхазию грузин. Они ассимилировались, но после  столкновения  1992 года большинство из них уехали.


 


-В Финляндии вы выступили вместе с хором «Атал». Любите петь?


 

-Вообще–то я в Финляндию поехал как сопровождающий своей дочери,  Екатерины,  которая  выступает с сольным репертуаром,  но я охотно принял приглашение петь в хоре.

 


-Знаете чувашские песни?


 


-Да,  пою немножко, могу поддержать. 


 



-В Москве,  где сейчас трудитесь,  вы  общаетесь  с чувашами вне хора?


 


-Да, естественно. В Москве очень много чувашей.


Надо чаще встречаться и помогать друг другу  не за столом и не на  словах,  а  делом.


В застолье мы все - дружные, хорошие, а  надо  помогать  людям  реально.


Отношу это требование, прежде всего, к себе: я по мере сил и возможностей, будучи начальником медицинской службы, стараюсь  помогать людям.   Кто-то нуждается в  госпитализации,  кто-то - в консультации в хорошей клинике,  кому-то требуется  достать квоты через Минздрав...


По просьбе товарищей,  друзей, а порой – совсем малознакомых людей, я  активно  включаюсь  в  процесс поддержки и помогаю обратившимся ко мне  землякам,  определяю их в лечебные заведения где имеются классные высококвалифицированные специалисты, когда людям разных возрастов - детям, ветеранам - требуется  помощь.


Я узнаю, что  в военный университет поступают ребята из Чувашии, и также  включаюсь в их историю:  знакомлюсь с каждым, помогаю, стараюсь  вести дело до успешного результата – поступления в вуз.


Если парень - не дурак, а достойный человек, то добиваюсь, чтобы он учился в нашем   университете,  самом  крупном  вузе  Вооруженных  Сил  России.  Ведь Военный  университет - это бывшая  Военно-политическая академия плюс Институт иностранных языков. Там готовят  юристов, прокуроров, переводчиков, журналистов, психологов, социологов..;  плюс в вузе еще есть факультеты переподготовки высшего командного состава, где люди получают второе высшее образование.


Всех земляков, желающих обучаться в военном университете,  стараюсь знать наперечет, поддерживать их  всячески,  помогать  поступать.


Находящимся  на разных  высоких должностях землякам хочу сказать:  если у вас есть возможность, нужно реально помогать соотечественникам, не ограничиваясь  говорением  красивых  слов за столом.


Чуваши - единственная в Москве земляческая организация,  имеющая в своей структуре офицерское объединение - «Сыны Отечества».


Мы этим гордимся.


Действия землячества должны сопровождаться  реальными движениями со стороны людей, имеющих  возможности и средства.


В Москве среди чувашей  есть  богатые люди,  успешные  бизнесмены.


Сейчас наметилась позитивная тенденция:  от разовых  вложений денег в сабантуи,  акатуи, когда спонсоры, внося  сумму,  считают, что они  «выполнили свой долг перед землячеством, перед чувашами, живущими в Москве»,  происходит постепенный переход к  финансированию продуманной  системы  всесторонних  конкретных  действий  по  поддержке   соотечественников.


Понемногу, благодаря  организационно-финансовой поддержке бизнес-структур,  развивается информационное  обеспечение:  готовятся  и  выходят  книги,  обновляются  сайты  для  членов землячества. 



Есть  хорошие  примеры,  которые  демонстрируют  заместитель  председателя «Сынов Отечества» полковник  Иван Николаевич Николаев, руководитель общества ветеранов Афганистана Анатолий Иванович Волков,  бизнесмены Алексей Николаевич Александров, Анатолий Иванович Иванов,  Владимир Иванович Юркин, Сергей Григорьевич Корнилаев, руководитель Исполкома Федерального национально-культурного объединения чувашей подполковник Владимир Вячеславовович Селивестров,  многие  другие  люди,  вносящие  конкретный  вклад  во все  общие  дела земляков.


 


-А для  чего надо помогать землякам?


 


-Для того, чтобы  они были сплоченнее.


Чтобы была эффективная  ощутимая помощь нуждающимся в ней людям.

Нужна помощь – окажи ее!  Не так, что купил ящик водки на сабантуй, и тем поддержка закончилась,  а  так,  чтобы  результат  был.

 


-Есть разные варианты земляческой поддержки:   итальянцы,   афроамериканцы,  китайцы…- все народы демонстрируют свои  в чем–то особенные  методы работы.


Чей  метод, на ваш взгляд,  приемлем  для  чувашей?


 


-Мне думается, чувашам надо брать пример  у татар и евреев.


Может, у этих народов и  нет крупной организации, но когда дело когда касается  конкретной  поддержки,  они показывают великолепную  взаимовыручку, слаженность  и   взаимопомощь.


Совсем не то, что "песни попели, пивка попили, разбежались, забыли".


Это - мое видение. Допускаю, что, может, я не прав,  недопонимаю или не вижу чего-то.


Но каждый  член земляческого сообщества, оказавшись в трудной ситуации, должен  быть уверен: ему  помогут.


Такая уверенность укрепляет все сообщество.


Татарско-еврейская модель -  очень эффективная, действенная. 


Хотя в силу некоторых характерологических особенностей нашего народа применить ее будет довольно сложно, это опять же мое мнение.


Чувашам надо менять менталитет. Перешагивать через распри.


 


-Нелегко менять привычки…


 


-Нужны адресные конкретные шаги по поддержке каждого конкретного человека.


Если есть общая проблема, ее надо выносить на  обсуждение,  чтобы люди искали и пытались найти  пути   помощи  любому  нуждающемуся  в  ней  человеку.


 


-Как вы оцениваете поездку чувашских фольклорных коллективов в Финляндию и Швецию?


 


-Несмотря на трудности погоды, поездка получилась удивительно плодотворной,  занимательной, познавательной.  


Большинство участников фольклорных коллективов впервые побывали в Хельсинки и Стокгольме. Они открыли  для себя  другую цивилизацию,  посмотрели на мир другими глазами. Увидели Хельсинки, узнали,  как живут «проклятые  империалисты». Выяснилось: дикий запад живет вполне достойно. Многое на нем делается конкретно и адресно для каждого человека,  вопросы социальной помощи очень  хорошо отработаны.


Мне понравилось, как в Финляндии решаются вопросы с пенсионерами, престарелыми, как обеспечиваются их  социальные гарантии. Каждый ветеран хорошо обеспечен и может смело жить себе в удовольствие и даже, если здоровье позволяет, путешествовать по всему миру.


Как-то я был в  Берлине, на конференции по возмещению лекарственных средств, убедился: немцы в Германии тоже живут достойно. 

Финляндия, мне кажется, в этом отношении тоже не отстает. Народ - самодостаточный, самобытный, интересный и вполне уверенный в себе.

Главный результат поездки в страны Скандинавии - успешная презентация  чувашского, российского  фольклора.

Знающие люди сказали: "Это - подлинное народное искусство".

Оно им интересно. Они хотят продолжения общения.