четверг, 20 декабря 2007 г.

И. Улангин:"Новое поколение создает вещи, интересные для себя"

Игорь Улангин, художник, издатель, директор издательства «FREE POETRY», Чебоксары


 


 


-Где и когда вы родились,  учились, кто ваши родители?


 


-Родился в Чебоксарах  27 марта 1962 года, закончил в Чебоксарах художественно-графический факультет. Мой  отец –  «Заслуженный тренер России» - воспитал большое поколение чувашских легкоатлетов, Николая Пуклакова, победителя Универсиады и участника Олимпийских игр в Мюнхене, других спортсменов, победителей и призеров чемпионатов России; мать – учительница. Я как художник участвовал во многих всероссийских, всесоюзных, зарубежных выставках.


 


-Сколько  альбомов  вами  выпущено?


 


-Три года  уже  я  работаю как издатель; издал больше двадцати поэтических книг,   пятнадцать альбомов. Сделал книги для фестиваля «Скандинавия-Поволжье», издал роман шведской писательницы Марии Сеннстрем «Советские переживания Катарины»,  каталог шведской графики. Также  издаю книги и альбомы чебоксарских авторов   и  литературно-графический  журнал «Акценты» - весной 2007 года вышел первый номер.


 


-Ваши книги, в основном, это альбомы, в которых  рисунки и стихи, проза и рисунки  презентованы   на равных…То есть рисунки – не иллюстрация к тексту, они играют не обслуживающую, а самостоятельную, паритетную по значимости функцию.


 


-Такая грань  моего творчества как  графика оставалась невостребованной, и мне пришла идея соединять графические работы с поэтическими текстами, делать такого рода книги, где графика и поэзия сосуществуют на равных.


Все книги, которые издаю,  проиллюстрированы большим количеством графических работ. Не только моих собственных,  но и друзей – художников. Например,  Праски Витти сделал цикл иллюстраций к блоку,  и я издал две книги с его иллюстрациями,  его альбомы;


Выпустил  книгу «Воспоминания и размышления» Анатолия Рыбкина, известного петербуржского художника, также проиллюстрированную его графикой;  альбом художественных  работ Владимира Яковлева  с  текстами  Геннадия Айги.


 


-Что  и кто  определяет развитие искусства в Чебоксарах?


 


-Много направлений и людей, которые определяют развитие искусства в Чебоксарах. Все развивается по своим законам.


Но для меня  здесь важнее моя деятельность, некие точки соприкосновения с каждым автором.


Много книг я  делаю не на заказ, а по собственной  личной инициативе. Тут  должен присутствовать какой-то дружеский момент,  чтобы это был знакомый, который мог бы закрыть глаза на беспредел, творящийся с его стихами.


Люди любят определенную строгость, чтобы в оформлении  книги, иллюстрациях  не  имелось  чего-то,  уводящего в сторону от их творчества. Потому автор, соавтор должен быть человеком  близким, понимающим графику.


 


-Вы работали с Геннадием Айги.


 


-Да, сначала, с 1998 года, я  делал книги  с Айги, он вдохновил меня на иллюстрации к Пушкину, с этого все началось. Издавал тогда книги еще  не  я,  только иллюстрировал. Но  всегда хотел этим  заняться,  чтобы сделать так,  как   хочу, досконально. 


Потом  появились  авторы, которые знали Айги и хотели у меня подобным образом издаться.


Я сделал несколько книг. Их авторы - московский поэт Александр Макаров-Кротков, Татьяна Грауз, Татьяна Данильянц, Юрий Милорава, питерский поэт Арсен Мирзаев…Появился круг авторов из Петербурга, вначале это был круг общения Айги,  потом к нему присоединились чебоксарские поэты Дмитрий Воробьев, Игорь Алексеев, Света Гордеева.


Проводились международные фестивали поэзии русско-шведско-чувашские, я дважды издал книги шведских поэтов в переводе на русский язык. Познакомился с замечательной писательницей Марией Сеннстрем,  которая училась во ВГИКе, хорошо владеет русским языком, она издала книжку в Швеции о своей жизни в Москве,  на шведском.  Для второго фестиваля поэзии книга  была переведена на русский,  и  я ее издал.


Как издатель, я участвовал в ярмарке интеллектуальной литературы «NON FIKTION» в прошлом году в разделе «Книга художника».  Мария приезжала на ярмарку, мы ее книгу там продвигали.


Я вошел в круг этих очень интересных, талантливых людей благодаря Айги, Сначала контакты были связаны со шведом Карлом-Микаэлем Бельманом, которого Айги переводил на чувашский.


Сложились хорошие отношения; потом это все  развивалось, дошло до современных поэтов.


С  большим  обоюдным  интересом – и поэтическим,  и  человеческим –  общение  происходило,  надеюсь,  оно продолжится.


 


-Чем  художник  Игорь Улангин отличается от других художников?


 


-Мне трудно говорить о своем творчестве. Чтобы художник состоялся, его работа должна быть интересна ему самому. А чтобы она  была  интересна ему самому, необходимо  время:  много нужно понять и пережить.


Если все,  как дома на новостройке,  похожи друг на друга,  то стирается  индивидуальность,   присущая каждому человеку.


…Довольно интенсивно проходит творческий процесс.


Проблема - в том, что если человек живет только производством, созданием картин, книг,  то он  осознает, что  их нужно реализовывать, чтобы все было в порядке с оплатой счетов. А в Чебоксарах арт-рынок еще не очень развит. Люди, потенциальные покупатели картин,  не в курсе того, что происходит, не совсем понимают, что ценно, что не ценно.


…Есть некая невостребованность в коммерческом плане.


 


-Что необходимо делать для решения проблемы?


 


-Нужно популяризировать, пропагандировать искусство,  рассказывать о наших замечательных художниках, проводить  международные выставки, чтобы это все звучало. Когда  о  художнике  высказываются  специалисты из-за рубежа,  которые его оценили, то и у нас на него начинают обращать  внимание.


В Чебоксарах нет ни одной частной галереи. В  Голландии частных галерей – пять тысяч,  то есть в каждом населенном пункте практически их две-три, в Германии их очень много, других странах Европы.


Пока ситуация - явно не в пользу чувашских художников.


Нужно создавать частные галереи в Чебоксарах, других городах Чувашии,  пропагандировать  чувашское  искусство.


Аренда помещений - дорогая, надо это все осилить. Не знаю, за чей счет. Художники могут  решать вопрос и сами, но должны быть льготы, чтобы аренда экспозиционных залов не была слишком дорогой.


В целом процесс развивается. Люди работают, верят в собственные силы, все вполне оптимистично.


В чувашском искусстве есть такие мастера, как Праски Витти, Петр Петров; много талантливой  молодежи.


 


-Самое главное условие  для художника?


 


-Талант, иначе откуда получишь мастерство. Вопрос решается  не через школу, а вопреки ей.  Школа - она только оттачивает грани бриллианта.


 


-Что новое поколение чувашских художников хочет сказать миру?


 


-Если сформулировать словами, что они хотят сказать миру, то  и рисовать не нужно. Сказал: «Я хочу того-то и того-то». И все.


Смысл позиции заключается лично для меня в том, что, оказывается, можно сделать много интересного даже в условиях, когда какие-то обстоятельства–против.


Новое поколение чувашских художников создает вещи,  интересные  для себя и других.


 


 


 

Комментариев нет: