воскресенье, 17 февраля 2008 г.

Юрий Яковлев, исследователь

Яковлев Юрий  Васильевич, научный сотрудник Чувашского государственного института гуманитарных наук.


 


-Где, когда, в какой семье  вы родились?


 


-20 января 1965 года,  в деревне Салугино Ядринского района Чувашии.


Отец работал председателем колхоза «Выльский», потом – председателем сельсовета; мать сначала трудилась  библиотекарем, затем - дояркой.


Отец, когда служил в армии, был танкистом,  участвовал в венгерских событиях.


Рассказывал, что много там  полегло.


В том числе – его друг.  


В честь него он назвал  меня  Юрием.


Отец ушел из жизни  в семьдесят три года.


Самый старший  из мужчин  был в деревне.


 


-У вас есть братья, сестры?


 


-В семье моих родителей - пятеро детей. Я - четвертый по счету.  Старший брат - военный, полковник в отставке, сейчас занимается бизнесом. Младший брат – агроном, работает в Ядрине. Еще один брат – тракторист. Сестра – фармаколог.


 


-Школу закончили с  медалью?


 


-Грамоты  были, медали – не дали.


История  меня подвела.


Мое представление об истории и представление о ней  преподавателя - не  совпали.


 


-В чем проявилась  разница во взглядах?


 


-Я много вопросов ему задавал. По истории войны, в частности.


 


-Где вы учились?


 


-Я закончил  филологический факультет ЧГУ, хотя в школе  увлекался точными науками. Меня даже  хотели определить в Чебоксарскую физико-математическую школу. Уже зачислили, но она - закрылась.  Старший брат там выучился, а у меня - не получилось.  После седьмого класса туда набирали,  меня  приняли, но…


Может, и к лучшему: потом я осознал, что точные науки – это не мое, мне ближе - филология.  Она интереснее, чем математика:  в  ней больше души.


 


-Ваш сын – рисует, учится на художника. На стенах вашего рабочего кабинета – много рисунков.


Вы  тоже в детстве рисовали?


 


-Нет, у меня на это не было времени.


Семья - большая, дома приходилось работать по хозяйству.


Я сначала ходил в Николаевскую восьмилетнюю школу – четыре километра туда, четыре - обратно. Потом  ходил в Ходяшевскую  среднюю школу,  это еще дальше: каждый день туда семь километров,  и обратно - семь. Четырнадцать километров каждый день.


 


-С такой подготовкой вы могли стать  Олимпийским чемпионом по легкой атлетике.


 


-Такую подготовку тогда имели многие сельские ребята.


 


-…Когда вы окончили вуз?


 


-ЧГУ, русское отделение филфака, окончил в 1987 году.


 


 


-Где работает ваша жена?


 


-В тургеневской библиотеке, она библиотекарь.


 


-Сколько у вас детей?


 


-Двое: Савдей и Савнепи. Сын – студент. Дочь учится в одиннадцатом классе.


 


-Какими предметами она  увлекается?


 


-Историей.  Пишет рефераты. Ей нравится.


 


-Находите общий язык с детьми?


 


-Они - другие, и мы - другие.


Полного понимания не может быть: у нового поколения - совершенно другая культура, другое мышление.


Сын учится на худграфе, на втором курсе.


Я сказал ему: «Иди в каменщики», но он захотел стать художником. Я сказал ему, что это будет тяжелая жизнь: строители всюду требуются, а художнику гарантирована бедность.


Но у него рисунки хорошо получаются. Вот эти рисунки, что на стене, он сделал в шесть лет.


 


-А эта картина, «русалка», чья?


 


-Это  работа  Дмитрия  Жукова, художника-самородка.


 


-Ваш сын, Савдей Юрьевич,  уже проявил себя как интересный  художник – аниматор.


 


-Да, он участвовал в  выпуске  мультфильма «Улып».


Это его  совместная работа с семнадцатилетним  Атнером Карсаковым.  


Я  не был в курсе,  что они монтируют мультик.  Перед фактом поставили меня.


Я посмотрел, мне понравилось, даже удивился. Хороший фильм, молодцы!


Без проблем, оказывается,  можно  запросто так взять и сделать.  Все  разговоры,  что это технически сложно,  они - пустые.


Если люди хотят, то добиваются своего.


 


-Опыт  анимации  будет  продолжаться?


 


-Не знаю. Надо бы их как-то вдохновить.  Нужен стимул.


Володя  Карсаков  дал  им  тысячу рублей  на мороженое.  Поощрил.


 


-На каких темах вы специализируетесь?


 


-Амбиции, замах  у меня  в юности были большие. Грех,  наверное,  но я думал, что охвачу своими  научными  исследованиями  весь чувашский мир.


Видимо, не под силу это отдельному человеку: понять тайну народа.


 


-А есть тайна?


 


-Человек – это тайна, по Достоевскому. А о целом народе и говорить не приходится. Большая тайна, естественно.


Думаю все же,  я  приблизился к пониманию основных  ее  моментов.


 


-Вы имеете в виду тайну происхождения, эволюции?


 


-В том числе…


Чуваши - удивительный народ. То, что я прочитал и узнал о нем, убеждает:  наш народ отличается от всех других.


 


-Чем же  он отличается?


 


-Человечностью.


Вот в своем письме  Ильминский написал Победоносцеву такую фразу: «…Хорошо тем, кто попадает в поле зрения чувашей».


Он – действительно  другой,  чувашский народ. Его представления - идеалистичны.


Эти качества сохранились, не потерялись.


…Хочу понять тайну народа. Почему он такой? Почему его  искусство  особое?


Бесконечные вопросы для размышления.


 


-В принципе, все народы -  «другие», «особые».


 


-Да! Но культура чуваш отмечена сакральностью. Форма духовности у них - другая.


Об этом  и  академик  Геннадий Никандрович Волков писал.


Частью сегодня это теряется, тем не менее, фундаментальные качества остаются, сохраняются.  


Близость к природе,  сочувственное,   иногда  - жалостливое отношение  ко всему сущему. Стремление все вопросы решать без насилия.


Народ ориентирован  не на  победу, не на преодоление. Его отличает сострадание,  внимание к природе, попытка  войти  с нею  в  резонанс.


По языку, форме   духовности наша культура невероятно интересна, она дает возможность разглядеть ядро мира,  понять его душу.


Сокровенные тайны – на каждом шагу.


«Хвель пахать», - чуваши говорят. На всех других языках: «солнце светит». Как лампочка.  А по-чувашски – «солнце смотрит».   Солнце – глаз неба.  


В этой детали - метафора, очеловечивание всего сущего.


Это действительно древняя культура, которая интересна сама по себе, а не как  заслуга каких-то личностей.


Чувашский  язык, чувашский  фольклор дают возможность постижения  таинств, знаний о мире.


Примеров – масса.


Скажем, банальная строчка из песни: «…Уй варринче лаштри юман» - «Посреди поля дерево одно». Но почему не в лесу, а посреди поля? Чем отличается дерево в лесу и дерево в поле? Корневищем!  В лесу корневище  мало развито.


В  любимой  многими  народной  песне «Во поле березка стояла» есть  фраза - «…некому березу заломати».


У чувашей  ни в одной песне про «заломати» нет, немыслимо.


Совершенно другое отношение к миру, природе. Нельзя камень подвинуть без необходимости, сломать высохший сучок.


 


-Влияние зороастризма?


 


-Да, да. Камни тоже чувствуют, предметный мир дышит, живет.


Это  близко к истине.


Огонь, вода, земля, воздух – первоначальные элементы мира. Откуда чуваши этого набрались?


Я с художниками больше общаюсь, с ними интересно, у них есть первоощущение материи.


Чувашский язык – адамический. Тот, который был  в самом начале человеческой истории.


 


-Язык Адама и Евы?


 


-Да. Что ни термин, то – чувашское, по сути, слово-понятие.  Эдем, Адам,  Ева…


Ни в одном языке  эти первые слова не содержат дополнительного смысла.


В чувашском – можно  провести  смысловые   параллели.


«Эдем» – «человек». «Адам» – «а» и «там»: «вода» и «глина». Ведь, известно, первый мужчина был «слеплен» именно из них. «Ева» – «гнездо»…


Слова  адамического ряда очень просто расшифровываются чувашским языком.


 

Комментариев нет: