четверг, 20 декабря 2007 г.

А.Хузангай: "Надо искать компромиссы"


 


 


Атнер ХУЗАНГАЙ,  Почетный президент ЧНК, член Президиума ЧНК, заведующий отделом языкознания Чувашского государственного института гуманитарных наук


 


 


-По каким поводам собрался Большой совет ЧНК  в Чебоксарах?


 


-Большой совет собрался по поводу двух событий: пятнадцатилетия  учреждения Чувашского национального конгресса, которое состоялось 8-9 октября    1992 года, и 90-летия со дня проведения первого чувашского общенационального съезда,  состоявшегося  в Симбирске в 1917 году,  20-28 сентября. 


Между двумя   большими датами  есть определенная преемственность.


ЧНК, когда  возникла мысль создать такую структуру,  опирался на опыт первого съезда,  другие решения и инициативы 1917 года, который был бурным.  Тогда  под руководством профессора Николая Васильевича Никольского провели съезд мелких народностей Поволжья.


Идеи, которые были озвучены тогда,  оказались  актуальны и в 1992 году. В какой-то степени они остаются актуальными и сейчас:  развитие и  укрепление федерализма,  обустройство общероссийского государства, определение статусов чувашской автономии и родного языка; создание  системы национального  образования,   оптимизация лингвистических  социальных  функций   и  многие  другие.  Они, повторяю, актуальны и сейчас.  Потому  форум Большого совета  уделил   внимание  подготовке 7 съезда ЧНК, который состоится в следующем году.


Наверное, все эти идеи получат на съезде  конкретное выражение.


…Сейчас это немножко юбилейное мероприятие, конечно. Здесь конкретики нет  пока.


 


-Раньше она в ЧНК  была?


 


-Да,  первые пять лет. И  не потому, что я тогда работал  его президентом, а потому, что просто время  было  другое:  тогда  позволялось артикулировать определенные идеи,  реализовывать  их,  в  какой-то степени. Сейчас ситуация изменилась, не изменился лишь состав людей,  принимающих участие в работе конгресса, его Большого совета,  Президиума.


Это, наверное, вполне закономерно.


Но я думаю,  запал, полученный в 1992 году, еще не пропал.


 


-Запал  не  пропал. Звучит…Однако  мнение людей о Большом совете,  в основном, такое: да, все хорошо - встречи,  разговоры,  почетные грамоты…Но нет основательного рассмотрения  проблемных вопросов.  Некая имитация процесса.


 


-В принципе, для  решения  вопросов надо работать не  в течение одного-двух дней, а хотя бы неделю. Думаю, уместнее и эффективнее  форма семинара, когда собирается  рабочая  группа  по проблеме  или  направлению,  с участием тех же заинтересованных частных лиц и  государственных чиновников.  Потому что здесь чиновники только показываются и делают некий  реверанс в сторону конгресса или не делают его. Но время мероприятия  ограничено, и реальных  возможностей  конкретно говорить о чем-то не остается.  С этим я согласен.


Раньше у нас так и было, кстати:  работали секции и группы, и не один, а два – три дня.


 


-Какие  оптимизирующие  варианты в деятельности ЧНК возможны?


 


-Не знаю. Я  - в  стороне  от  всего  этого.  


Опаска в отношении к  «националам» сохраняется. Но можно вспомнить слова Метри Юмана, который, оценивая первый съезд 1917 года и то, что ему  предшествовало,  начиная с 1906 года,  назвал этот период «эпохой в развитии национального движения».

Почему? Потому что, - он говорил, - тогда были поставлены определенные цели, и имелась достаточно конкретная социально-политическая программа; для ее решения находились  люди, они на этой волне проявляли себя, заявляли о себе.

Первая когорта чувашских «националистов» как раз тогда и появилась. Многие получили потом соответствующие ярлыки: кого -  посадили,   кого - расстреляли,  кого - сослали или отстранили от движения и так далее. Но, тем не менее, даже после создания чувашской автономии – сначала в виде области, а потом – республики,  эти люди лет десять  проявляли себя  в процессе культурного, государственного строительства, были востребованы. Не имелось других  людей, способных на такую работу. Они  обладали определенными политическими взглядами, более-менее конкретной по тем временам социальной программой, которую  пытались реализовывать.


…Такая ситуация, когда люди не  находятся  в непримиримой оппозиции к власти, а  ищут  компромиссы, пути, ходы-выходы, она по-настоящему может быть продуктивной для общества.


Я думаю, что из этого что-то должно получиться.


 


-Означают ли ваши слова о «поиске компромиссов» то, что активистам ЧНК  есть  смысл  возобновить практику выдвижения в законодательные органы власти?


 


-Теоретически это возможно, но при нынешней системе - довольно сложно осуществить. Начиная  от местного самоуправления, Госсоветов субъектов Федерации, федеральных выборов, она стала такая, что нужно или  входить в какую-то партию власти,  или же  разделять ее взгляды,  быть сторонником.


Кстати, в 1917 году  на первом общенациональном съезде  был  утвержден  список чувашских кандидатов в депутаты  Учредительного собрания.   Из 12 кандидатур в Учредительное собрание прошли 5. Причем, они не входили в партию эсеров или другие влиятельные и сильные партии. Они просто выходили по национальному списку и избирались. Тогда же было принято и  решение о том, что с политическими партиями не следует входить в блоки или соглашения.  Контакты, договоры о сотрудничестве  разрешались  в тех регионах, губерниях, где  жило много чувашей:  например, в Симбирской и Казанской губерниях...

Была проведена довольно успешная избирательная компания.

Сейчас такое, я думаю, невозможно.


Даже татары подобного  сделать не смогут, хотя  их  больше  по  России.


Нынешние  политические партии  меняются:  то одна выбивается в лидеры, то другая. Но, не имея идеологию,  все существуют  в той или иной  степени за счет номенклатурного ресурса, за исключением маргинальных – СПС,  «Яблока»..,  выпавших из номенклатуры. Хотя партии, вроде бы, по определению  должны иметь идеологию.  Но  они  просто предоставляют  «своим»  широкие  площадки для выборов, используя  все   административные  ресурсы,  СМИ.


Люди, избиратели, граждане  хотят голосовать  не абстрактно, а за организацию,  партию,  движение,  четко  ставящие  определенные   цели. 


 


-…Значит, смысл Большого совета,  посвященного двум датам – и  в том, чтобы провести параллели?


 


-В том, чтобы напомнить:  существует преемственность между ЧНК 1992 года и  этапом национального движения с 1906 по 1917 год.


Вообще в  новой,  новейшей истории России и Чувашии  видна  связь с событиями шестидесятых годов XIX века,  от Ивана  Яковлева до сегодняшних дней.


 


 


 

Комментариев нет: