понедельник, 24 марта 2008 г.

Л.Некрасова: "Яковлев дал пассионарный толчок"

-Новое поколение рода  -  как вы можете его охарактеризовать?


 


-Оно  очень  талантливое,  яркое,  деятельное.


Миша  Ефремов - замечательный совершенно  артист. 


Любочка, Любовь Михайловна Ордынская -  очень хороший художник.


Василий Михайлович Толмачев - крупный филолог.


Мои  девицы - совсем уже молодое поколение. Они пробуют что-то новое.


Если склад ума - не научный, тогда надо что-то выдумывать, не всем же быть учеными…


Единственно жаль, что фамилия Яковлевых ушла, хотя память о принадлежности  к  ней  остается.


Меня папа приучил: в роду  есть столпы, которых  необходимо  придерживаться. Есть нечто большое, великое, чему надо следовать, не снижая планку. Не в смысле жизненных успехов, а  в плане  поведенческих моральных критериев.


Я одобряю то, что делает  моя  средняя девочка, создавая  фонд для детей- инвалидов, потому что их становится больше, и их необходимо адаптировать: им требуется  специальное обучение, нужны   отечественные  методики. Да, есть, вроде бы,  неплохие  австралийские, американские, но  обучение детей с отклонениями в развитии базируется, в первую очередь, на  родном языке.  Английский и немецкий языки - более легкие для восприятия ребенком, чем русский.  Почему у нас, как говорит юморист Михаил Задорнов, смекалка хорошая:  сложный язык развивает мышление!  Соответственно, и методики должны быть другими,  отечественными.


Дочь разработкой таких методик  и занимается.  Если это у нее получится, то  будет замечательно.


 


-Сохранился ли в Москве дом, где жили супруги Яковлевы?


 


-Для ответа на вопрос надо посетить теперешнюю территорию дач на Соломенной сторожке,  Ивановскую улицу,  посмотреть, что там сейчас.


Я в тех краях была лет двадцать назад, и что там уцелело при теперешнем интенсивном  строительстве в Москве,  точно сказать не могу.


В целом я Москву знаю хорошо, это одна из моих специализаций - москвовед.


Если дом сохранился,  что проблематично, то имеющиеся в архивах  фотографии с запечатленными на них архитектурными деталями здания  могут  подтвердить  идентичность.


Этих деталей  вполне достаточно чтобы узнать дом.  Ведь дачи строились в начале двадцатого века, все  имели свое лицо.


По описаниям Мерцаловой, можно восстановить облик данного места.


 


-После отъезда из Симбирска Яковлев проживал только в Москве?


 


-Я слышала также, что Яковлев какое-то время жил в Питере у среднего сына, Николая.


 


-Что известно  о  сыновьях  просветителя?


 


-Алексей – историк, жил в Москве, работал в МГУ, ему принадлежат интересные исторические труды.   Алексей Иванович был женат на дворянке Померанцевой.


Алексей -  крайне интересен как личность. Дружил с известным адвокатом Плевако, с детства  был в достаточно приятельских отношениях с Владимиром Ульяновым-Лениным:  по  возрасту они близки. 


Семьи Яковлевых и Ульяновых  дружили, потому что Симбирск  был не очень большим городом, а главы семейств  оказались  сослуживцами,  увлеченными одним делом. 


У них имелась общая черта, которая не могла не сблизить:  оба - и Иван Яковлевич,  и  Илья  Николаевич -  были «инородцами». Там, в Поволжье,  очень мощный «этнический  котел».


…Их связывало то, что в  высшем  симбирском  обществе  оба  были  слегка чужаками.


Судя по потомкам дворян,  которых я встречала, у них  даже сейчас  у  всех есть такой небольшой,  слегка  уловимый  момент  возвышенности  над  другими.


…Некоторая отчужденность  должна была их сблизить.


Известно: в момент смерти Ильи Николаевича Ульянова  его дети  Анна,  Дмитрий и Маняша находились в семье Яковлевых.


Когда  большевики начали давить на Яковлева, Ленин  выступил в  его поддержку. Это известно.  Знаменитое письмо в его защиту было  написано после того, как к Ленину  прибежал  Алексей: «Папу обижают».


Второй сын  Яковлева, Николай,  после Великой Отечественной  войны, уже в пожилом возрасте, оказался во Франции, там он и умер.


Николай в молодости был пианистом, но травмировал руку и  играть не мог, стал заниматься инструментом как механик. Работал в Питере на фортепианном заводе  Шредера в качестве  инженера-механика,  потом создал свою фабрику фортепьяно, еще  до  1917  года.


В письмах из лагеря его сестра  Лидия Ивановна очень беспокоилась, спрашивала:  «Как там  Коля,  что с ним происходит?» Боялась, что на него могут пойти репрессии как на хозяина фабрики, буржуя.


…После Отечественной войны он эмигрировал.  Детей у него  не было.


Во Франции Николай жил у племянницы Натальи, дочери Алексея Ивановича, у которой  остались дети, внуки, правнуки, линия -  достаточно мощная. Французские потомки Яковлева  периодически общаются с Чувашским государственным университетом. Все они  добились во Франции успеха.  Например, среди них есть женщина - профессор Сорбонны.


Но сведений о них - не так много. Сказался «железный занавес»:  шестьдесят лет  сведений  не  имели.


В начале восьмидесятых годов Наталья - она была уже пожилая – написала письмо в Россию.


Тетя Катя - специалист по английскому искусству, она даже  читала лекции в Оксфорде -  очень радовалась, что «Наташа появилась на горизонте».


В девяностые годы  в Россию приезжала то ли внучка, то ли дочка Натальи.


В Чебоксарах при университете есть музей И.Я.Яковлева, в нем  очаровательные специалисты работают.  У них  имеются координаты  французских Яковлевых.


 


-А что известно о московских детях  Алексея Ивановича?


 


-Иван и Ольга были профессорами. Иван Алексеевич - математиком и физиком, доктором наук.  Ольга Алексеевна - тоже  связана с точными науками.


Они жили  в Москве в районе Комсомольского проспекта.


…Про такого масштаба  семьи  можно рассказывать много.


Очень интересное сплетение родовых линий.


Например,  у  зятя Ивана Яковлевича был двоюродный брат Сергей Владимирский, который в Москве работал до революции главным инженером Алексеевской водокачки,   снабжавшей водой Крестовские башни. На этой же водокачке и в то же время начинал работать отец моей матери!  


Вот такое случайное совпадение.


Если просмотреть генеалогические линии русского дворянства, то их пересечения  получаются очень интересные. Радищев  приходится  троюродным племянником Фонвизина, а его внучатым племянником является  Грибоедов.


Вот такая  каша!


Если начать разбирать русских писателей, то получится, что через пять человек  они все - родственники.


 


-Как вы,  историк, оцениваете  значение  личности  Яковлева?


 


-У меня  впечатление,  что он сыграл роль даже большую, чем просто роль просветителя.


Ведь что получилось.


Все знают о Гумилевской теории пассионарности.


Получилось, что Яковлев дал - я смотрю достаточно внимательно на то, что происходит в Чувашии – своему  народу пассионарный толчок.


Вот что он сделал.


Он народу, который на момент его появления находился в состоянии гомеостаза, дал толчок  и  определил   направление  развития.


Теория Гумилева – если внимательно посмотреть на  происходящее  в мире – она очень верна. Сейчас мы имеем результаты пассионарных толчков, произошедших в районе Средиземного моря –  Израиле, Палестине, Албании -  и в районе средней Волги.


Волжский пассионарный толчок совершил  именно Яковлев.


…Что такое состояние гомеостаза?


Когда народ проходит свой этнический цикл и  при этом не уничтожается, не аннигилирует каким-либо образом, не поглощается полностью другим народом,  то он впадает в состояние гомеостаза, из которого когда–то  вышел и начал подниматься. В состояние максимальной близости с природой. Он живет в природном ареале, пользуясь примитивными орудиями труда, строя примитивные жилища. Так живут любые хищные звери, где есть вожак и стая:  строят гнезда или роют себе норы.


Гомеостаз – начало общественного строя.  Не первобытное состояние, но и не состояние гомо сапиенс. А ситуация, когда люди  живут в природном ареале,  никак  его не нарушая, не выжигая гектары под посевы,  обрабатывая то,  что дает природа,  не аннигилируя.


В такое состояние впадает этнос, который вырос, прошел свою историю и сошел  с  исторической  сцены.


Для того, чтобы пойти по новому витку,  этносу – по теории Льва Гумилева - нужен определенный толчок, накопление внутренней энергии, пассионарности,  которые бы позволили начать новое движение на расширение ареала обитания, на улучшение своих способностей, развитие культуры,   повышение  своей  значимости  и так далее.


Именно такой пассионарный  толчок и был дан Яковлевым.


Благодаря ему, народ осознал себя  как этнос,  начал  развивать себя и двигать.


Как дальше пойдет развитие чувашского народа - трудно предположить, всякое может быть. Может так дальше двинуть, что мало не покажется.


По-всякому бывает.


…Но Яковлев  дал этот толчок очень необычным способом.


Обычно пассионарный толчок дается личностями, которые начинают завоевывать другие земли. А тут  был интеллектуальный толчок, что-то новенькое.


Очень интересно!


На фоне исторического развития аналогов я не вижу. Я немножко занималась этим вопросом, теорией пассионарности. Аналогов нет в истории.


 


-Насколько идеи  Яковлева и Ульянова  повлияли на Ленина?


 


-Думаю, что идеи очень глубоко религиозных Ивана Яковлевича и Ильи Николаевича  никоим образом не могли повлиять на атеиста Ленина.


…Сам по себе пассионарный толчок не завязан на религию. Проблема в том, что его пытаются завязать на нее: каждый пассионарий должен нести  какой - то флаг. Но дело в том, что система, которую внес Ленин с революцией, не является пассионарным толчком. Она является  изначально утопической системой, приводящей к аннигиляции этноса. Так, в частности, аннигилировались айраты, на том же идеологическом  замесе был осуществлен переворот амиядов в древней  Персии. Идеи  там  - те же самые, коммунистические.


 


-Разве  социализм  не  поддержал  российские  нации?


 


-В каждой бочке меда есть ложка дегтя.


Идея социализма - великолепна. Но идея – это философское построение. А воплощают ее люди. Которые имеют слабости.


Сама идея – хороша,  но в практике ее реализации  не учитываются некоторые очень важные параметры.


Все дело – в пропорциях, системе сдержек и противовесов.


Вот шведский социализм: по теории, вроде бы - «не то», а на поверку получается – то!


И волки сыты, и овцы целы.


Да, в истории есть  и черное, и белое. И замазывать историю – не следует.


То, что в истории было, сделать не бывшим нельзя, можно просто проанализировать. Сказать, что все было плохо – тоже  неправильно.


В 1917 году огульно зачеркнули то, что было, и получилась гадость, потому что есть поговорка: если выстрелить в прошлое из пистолета, оно выстрелит  из пушки.


А в 1917 году в прошлое начали стрелять из пушек.


Любая смена строя невозможна без перемены психологии, перестройки сознания.


А это возможно, только если есть поступательное движение - от предков к потомкам.


Только в этом случае есть прием чего-то нового, развитие.


А если преемственности нет, то на пустом месте строить трудно, получается фальшь.


По-моему, я права.


 


-Вы сказали,  сейчас назревает новый пассионарный толчок в Поволжье…


 


-Он не назревает, он уже идет.


 


-С учетом того, что любой процесс может происходить по-разному, как сделать так, чтобы минимизировать негатив и повысить уровень цивилизованности,  общественной   полезности   процесса?


 


-Для того, чтобы  было как можно меньше зла, нужно, чтобы народ был образован.


Если люди обладают знаниями, они могут мыслить, двигаться в позитивном направлении, с ними можно договориться.


Если люди не обладают знаниями, но обладают только желаниями, то договориться с ними невозможно.


Можно пойти  на  поводу у эмоций, а можно – на поводу у мыслей.


Яковлев  начал с самого главного: с просвещения, образования.


Он выбрал  верное направление.

Комментариев нет: