четверг, 20 декабря 2007 г.

Д.Воробьев: "Стихи - способ самовоспитания"



 


Воробьев Дмитрий Николаевич, поэт, преподаватель вуза.


(Также в ход интервью вмешивается со своими комментариями друг Воробьева, художник и издатель Игорь Улангин).


 


 


-Расскажите о себе.


 


Воробьев. Родился 24 июня 1979 года, в День республики -  тогда это еще  был  просто  мой день рождения - в маленьком тихом бандитском городе, Канаше, в типичной советской семье:  бабушка – мордовка, дедушка – кряшен, то есть крещеный татарин, другие мои родные – чуваши.


Дед, Воробьев Павел Егорович,  говорил по- татарски,  а по-русски он не умел говорить до восемнадцати лет.


Моя бабушка-мордовка и дедушка-кряшен   разговаривали между собой  на русском. Русский  у  них был  языком межнационального общения,  языком их любви.  Мой отец, выросший в такой семье,  знает только  русский,  к сожалению. Вряд ли  здесь  следует  усматривать  политику, направленную  на  выкорчевывание национальных корней,  все  происходило само собой, естественно.



Я вырос с моим младшим братом, его зовут Роман; мы были обычные  городские дети с обычными  увлечениями. Единственное непростое увлечение у меня – я закончил художественную школу в Канаше. Правда, я тогда  еще  не думал заниматься творчеством…


 


Улангин. Видите ли,  он  тогда  все время думал, что ходит в музыкальную школу…


 


Воробьев…Ну, в художественную школу я ходил потому, что это была форма отдыха, разгрузки  от проблем обычной школы, всяких  дворовых делишек. Вообще я был спокойный, тихий ребенок, маменькин сынок. Не бандит.


 


Улангин. Уточню: на фоне остальных…И вот, однажды, когда  ты  чистил на крылечке краденый наган…


 


-Ближе к  теме,  господа.


 


Воробьев. После школы поступил на географический факультет ЧГУ, закончил его.  


 


Улангин. С отличием, поди?!


 


Воробьев.  Без отличия. Первые два года я, откровенно говоря, занимался списыванием. На третьем курсе  взялся за ум,  стал все делать сам,  готовился каждый раз к занятиям, что было не принято у нас почему-то. 


 


-Когда появилась первая рифма?


 


-Стихи появились в моей жизни в школе, десятом-одиннадцатом классе. Я начал писать стихи оттого, что хотел внимания, наверное. Стихи были ужасные, порнографического и эротического характера. Но юношеское увлечение,  вольные фантазии прошли, потому что перестали привлекать внимание, и все это надоело.


 


-Чье внимание перестали привлекать?


 


-Девичье. Общественность тоже перестала возбуждаться.  И стало не интересно.


А серьезно писать стихи я начал поздно, уже в  аспирантуре по философии ЧГУ. Случайно. Закончил я аспирантуру по философии и сейчас преподаю ее в чувашском  педагогическом  университете.


 


Улангин. Случайно что? Закончил аспирантуру? Или поздно начал?


 


Воробьев…Писать стихи.


 


-Какие идейные течения вы пропагандируете студентам?


 


-Есть госстандарт по учебной дисциплине, и в нем обозначено, что студенты должны знать. В принципе  госстандарт предоставляет  большую  свободу маневра. Некоторые темы  даны  одной фразой, а чтобы   студент  ее  усвоил, необходимо потратить полгода. Но что конкретно нужно  знать студентам,  там не указывается:  многое определяется выбором самих преподавателей. Они разрабатывают свой курс, свои темы, выпускают методические пособия,  формулируют  вопросы к экзамену и утверждают их на кафедре. Человек официально приобретает право преподавать по своей программе, которую он считает важной, но она не должна выходить за пределы госстандарта.


Те, кто вырос на диалектике истмата и диамата, имеют возможность преподавать эти дисциплины,  а те, кто вырос уже в постперестроечное время, имеют возможность давать современную философию, обращать внимание на то, что им интересно самим.


 


-Прежде все преподаватели философии были последователями  Маркса и Энгельса.


Чья теория интересует вас?


 


Воробьев. Думаю,  меня можно отнести к кантианцам. Я - не чистый кантианец,  скорее - посткантианец. Мне интересны подходы, которые Кант разработал.


 


-Чем же вас заинтересовал Кант?


 


-Если говорить без философского жаргона, то заслуга Канта - в том, что он сформулировал  проблему познания мира: то, как мы познаем, и почему наши знания соответствуют реальности?


Вот если мы создали холодильник, значит, мы сумели управлять процессами. А вот как, каким образом мы познали эти процессы? Кант говорит, что мы знаем мир таким не потому, что он таков сам по себе, а  потому, что сознание имеет некие структуры,  позволяющие знать мир таким. То есть знание о мире зависит не от самого мира, а от нашей способности познавать мир. У человека есть некоторые схемы познания и восприятия, то, что называется «гештальт». При этом у него - ограниченный набор органов чувств: нет инфракрасного диапазона зрения или ультрафиолетового, как у некоторых животных,  птиц. Мы видим мир исходя из своей человеческой точки зрения, у нас - пять пальцев на каждой из двух рук, два глаза…

Кант приходит к выводу: мы не можем познать мир таким, каков он есть сам по себе вне человека и человечества.  Чисто объективный мир - непознаваем.

Но мы сами создаем мир, который познаем.


 


-Ну, и что из этого следует для понимания творчества?


 


Улангин. Раньше никто не видел тумана Лондона. Импрессионисты первыми его увидели. Был некий инструментарий, который позволил им это сделать. А люди   видели так,  как  им  прежние картины говорили: четко и разграничено. Старались «туман Лондона» в такой интерпретации и подать. А импрессионисты с помощью своего инструментария «увидели»  туман, и все обратили на него внимание.

Чем художники занимаются – они видят мир по-новому. Нет у них  такого тоталитарного видения,  чтобы раз и навсегда.

Есть мир, музыка, а мы, художники, создаем мелодию.


 


Воробьев. Я  выделяю Канта потому, что он обратил внимание:  современный мир - очеловечен.   Вещи являются вещами благодаря  прошлым поколениям, сделавшим их таковыми.  Нынешние  люди думают, что эти вещи - сами по себе; они  живут в мире, освоенном предыдущими поколениями, и их опыт люди имеют в скрытом виде,  он позволяет им познавать мир.


Я говорю очень упрощая. Если говорить на философском жаргоне, можно утонуть в терминах.


 


-А что  конкретно это  знание  дает?


 


Улангин. Молодым аспирантам это конкретно  дает  академические часы.


 


-А что это дает искусству?


 


Воробьев. Может,   ничего и не дает.


Прежде было два взгляда. Первый – эмпирический: мы имеем истинные взгляды на мир потому, что человек воспринимает мир как зеркало, отражая его. Сознание человека – чистое зеркало. Оно поворачивается к вещи,  вещь отражается в нем.  Имеются знания, отражающие действительность по вещам.


Вторая точка зрения – рационалистская: в сознании есть некая божественная структура,  разум, который не является естественно получаемым из ощущения вещей. Рационалисты считали, что нельзя понимать сознание просто как зеркало. Вот эта способность зеркалить мир – она, с их точки зрения,   врожденная.   Разум они понимают  как некую неестественную, возможно,  божественную способность познавать. Благодаря  дару бога, у  людей есть уже некие понятия, принципы.  Два плюс два равно четырем,  два равно двум, два не равно трем…Принципы и понятия  не всегда можно вывести из опыта, но они уже имеются у каждого человека  в готовом виде, изначально заложены в нем, благодаря  чему  люди получают из хаоса эмпирических замеров и отражений реальности некие законы этого хаоса.


…Кант же сказал, что вещи существуют сами по себе, но вещей в себе еще недостаточно для того, чтобы познавать их. Нужна еще способность. То есть он объединил две точки зрения. По Канту, вещи нужны для того, чтобы познавать их, но нужен еще и разум, способность познавать.


Кант поставил проблему, которая решается.


У Канта в бога можно верить, и этого достаточно.


 


-А вы сами - атеист или..?


 


Улангин. Бог Воробьева – это  Кант.


 


Воробьев. Может быть, я и верю в бога, но мой бог – не христианский,  который внемирный и надмирный. Я считаю, что если бог есть, то он и есть мир. Мир и бог - все вместе.


 


Улангин. Нет, это уже называется, насколько я знаю, слово такое хитрое…


 


Воробьев. "Пантеизм" это называется. Но такое понимание мне ближе.


ПРОДОЛЖЕНИЕ


 

Комментариев нет: